ВОПРОСЫ ПО ДЕЛУ

Добавить комментарий...

На каком основании содержится по стражей подследственный Зотов И.В., если следственные органы указали не упоминать о причастности к делу юриста, перечислившего деньги с фонда? Если юрист не воровал у фонда, то откуда взялась версия о воровстве? Каким образом инкриминируется мошенничество, при отсутствии квалифицирующих признаков?

 

Все займы оформлены в соответствии с Российским законодательством, ответственность сторон четко прописана в договорах и % по займам тоже приведены в соответствие с законодательством РФ (не ниже положенных), указаны также суммы штрафов. На основании чего, если исключить юриста из цепочки займа (только при упоминании о нем понятно, что денег именно он не вернул), следствием сделаны выводы, что деньги не вернутся? Ведь на фонд займы возвращены в полном объеме усилиями Зотова, а по остальным предприятиям Гергиева выиграны Арбитражные суды по возврату денежных средств. Так каким же еще способом по версии следствия следует оформлять сделки по займам? Может быть существуют какие-то иные, негласные правила, понятные и принимаемые следственными органами?

 

Следствием арестовано все имущество супруги Зотова, в том числе личное имущество, приобретенное ею до вступления в брак. В целях каких следственных действий? Почему уголовное дело возбуждено в отношении Зотова Игоря Васильевича, а арестовывают имущество его жены, лишая всю семью возможности содержать себя?

 

За супругой Зотова в течении трех месяцев с момента задержания мужа велось наблюдение неизвестными лицами и навязчивое демонстративное сопровождение всех ее передвижений тремя автомобилями. Неизвестные лица сопровождали ее повсюду. При этом на вопросы супруги следствие заявляло о том, что ему неизвестно ни про автомобили, ни про слежку. И только после официального письменного заявления Зотовой, машины сопровождения исчезли из поля видимости и перестали явно преследовать супругу предпринимателя. Но не факт, что сопровождение прекратилось.

 

И какой же насмешкой звучит то, что судья «принимает во внимание», что Зотов И.В. страдает гипертонической болезнью 1-ой степени, язвенной болезнью 12-ти перстной кишки (нестойкая ремиссия) и при этом цинично указывает на то, что Зотову оказывается необходимая лекарственная терапия, и согласно справки из СИЗО его состояние здоровья удовлетворительное. Видимо состояние неудовлетворительное - это когда человека переводят в морг.

 

Понять содержание Зотова И.В. под стражей до суда не представляется возможным и еще по ряду причин:

не было совершено никакого уголовного преступления, связанного с насилием или убийством или другого особо тяжкого преступления;

не было никакого грабежа или разбоя;

не было никакого хищения у государства;

не было совершено ничего из того, что позволило бы причислить предпринимателя к «особо опасным преступникам».

 

Не совершено ничего из того, что оправдывало бы его заключение уже в течение четырех месяцев в тюрьме, где отсутствуют даже положенные подследственным элементарные вещи, где царит жуткий холод и у больного человека непоправимо ухудшается здоровье. Изменения в организме могут носить необратимый характер, так как запланированное лечение Зотов И.В. не получил, а состояние его здоровья между тем ухудшается. Уже во время заключения медиками СИЗо был вынесен вердикт, что подследственный в 2007 году на ногах перенес инфаркт. О каком удовлетворительном состоянии здоровья в таком случае идет речь?

 

Совершенно очевидно, что никакой необходимости содержать Зотова под стражей на время следствия не существует. И только после вынесения приговора судом о том, что обвиняемый совершил преступление и должен понести наказание возможно заключение его под стражу. А на время следствия человека нельзя держать в тюрьме. У подследственного должна быть возможность собирать и представлять следствию доказательства своей невиновности. Но почему-то в этом праве Зотову отказано.

 

07 декабря 2011 года Президент Дмитрий Медведев подписал закон о внесении изменений в Уголовный кодекс, направленных на его значительную гуманизацию. Ранее эти поправки одобрили Госдума и Совет Федерации.

 

Изменения касаются в основном ответственности за экономические преступления. Так, в качестве меры пресечения вместо взятия под стражу во многих случаях вводится домашний арест. Определен и новый вид наказания — "принудительные работы" вместо лишения свободы.

 

Но видимо законы говорят одно, а следствие действует по-своему. Почему-то не следствие собирает доказательства и убеждает суд в виновности подсудимого, а наоборот – именно подследственный пытается доказать суду свою невиновность. Хотя презумпцию невиновности никто не отменял. Но существующая система нечетких норм квалификации преступлений в УПК делает человека виновным по голословным выводам следователя, игнорирующего выводы экспертов. И административные дела каким-то непостижимым образом становятся уголовными. А уголовный суд принимает во внимание именно отсутствие четких норм и мнение следователя, квалифицируя предпринимательскую деятельность как мошенничество, не вникая в административное по своей сути дело и не привлекая экспертов.

 

ИТОГ. Получается в итоге, что невиновность человека не является непреложной истиной - ее постоянно надо доказывать. Если следственные органы заранее вынесли свое заключение - суд как правило на их стороне.


* Заголовок комментария: 

* Ваш ник:

Ваш email:

* Текст комментария:

* Введите текст на картинке Циферки
обновить текст
* Поля, отмеченные звездочкой, являются обязательными для заполнения: