15 августа в Тверском суде Москвы состоялось оглашение приговора.Игорю назначили наказание в виде 8 лет лишения свободы, 800тыс рублей штрафа с КОНФИСКАЦИЕЙ ВСЕГО ИМУЩЕСТВА СЕМЬИ ИГОРЯ.А Лакути «получил» УСЛОВНЫЙ срок 4 года."Закон Гергиева" в действии

Для судьи Сташиной этот «закон» в приоритете и для нее не важно, что ст.160 УК не предусматривает конфискации. Если Гергиеву нужно, то суд назначает конфискацию всего имущества семьи Игоря, не обращая внимания на Уголовный Кодекс. Хочется напомнить, что даже президент Путин сказал о том, что это очень странно, когда один из фигурантов дела получает условно, а второму дают реальный срок.

Сотрудники спецСИЗО продолжают усиливать давление на Игоря. За несколько дней до вынесения приговора сотрудниками спецСИЗО-1 вынесено 3 новых выговора Игорю за его требования соблюдать закон в адрес сотрудников СИЗО. Но видимо это противоречит «установленному порядку» в спецСИЗО-1 ФСИН России. В спецСИЗО-1 свои собственные законы. Чтобы доказать это Игорю - был издан приказ о водворении его в карцер за то, что он якобы лежал под одеялом в неположенное время. Это обвинение просто нелепо и абсурдно. Напомним, что в это время столбик термометра показывал плюс 30 градусов, а в камерах спецСИЗО-1 нет кондиционеров. Но видимо, при такой жаре, сотрудники СИЗО решили себя не утомлять придумыванием серьезных обоснований для карцера.

Сам приговор содержал около 100 страниц и оглашение заняло несколько часов.   Игорю назначили наказание в 8 лет лишения свободы со штрафом в 800 тыс. рублей и конфискацией всего имущества семьи Игоря для возмещения «ущерба» Гергиеву, не смотря на то, что ст. 160 УК РФ не предусматривает конфискацию и на то, что есть экспертизы СКР об отсутствии ущерба и вступившие в силу и не обжалованные Гергиевым решения Арбитража. При этом Лакути дали 4 года УСЛОВНО без конфискации.

Судья Сташина подробно остановилась на возмещении ущерба семьей Лакути, а про семью Зотова заявила, что это было не возмещение, а пожертвование. Все прозвучало так, как того хотели «представители» потерпевшего -  родственник Гергиева возместил, а Зотов «подарил» и остался должен.

По инициативе «представителей» потерпевшего, судья Сташина добавила в уголовное дело два  гражданских иска от фирм, принадлежащих Гергиеву. Это иски против Зотова и Лакути с требованием возмещения ущерба по двум договорам займа от АНО «ЗБН» и ЗАО «МПФ». Причем, по просьбе тех же «представителей»,  судья уменьшила сумму одного иска на сумму возмещения от Лакути и вывела Лакути из гражданского дела, «позабыв»», что он является ответчиком и по второму иску.  Возмещение от Зотова судья «почему-то» признала пожертвованием, а не возмещением ущерба и  назначила Игоря ответчиком сразу по двум искам,  что является вопиюще незаконным, так как иски предъявлены двум фигурантам дела. Но отвечать по ним почему-то должен Игорь, а родственник Гергиева каким-то «волшебным» образом ко второму иску перестал иметь отношение. Как же так: фигурантов двое, причем Лакути признал частично свою вину, но почему-то он не будет возмещать свою часть по второму гражданскому иску?

Акцентируем внимание, что, несмотря на то, что Зотов уже передал одну квартиру и машиноместо в счет компенсации ущерба, по приговору суда  конфискуют все имущество семьи Зотова: две квартиры,  машиноместа в гараже, все средства на счетах в банках для возмещения «ущерба» «потерпевшему».  Если получится излишек- то его отдадут в пользу государства, а если «не хватит»- семье Зотова придется доплачивать. Абсурд!  У Зотова конфискуют в два раза больше того, чем возмещал Лакути, но имущества Зотова , оказывается, «может не хватить» и ему придется доплачивать, а имущества Лакути   «вполне хватает». Видимо,  на родственников «законы Гергиева» не распространяются. За действия родственников должен почему-то ответить только Игорь. Что еще раз доказывает четкое дирижирование процессом и заказную сущность принятого решения по делу.

 При этом, судья Сташина демонстративно проигнорировала преюдицию: вступившие в силу решения Арбитража о том, что по договорам займа имеется абсолютно другой ответчик, а не Игорь. Совершенно неясно- для чего тогда существует Арбитражный суд и зачем эти никому не нужные решения Арбитража, если Уголовный суд считает себя вправе не обращать на них ровным счетом никакого внимания.

Приговор суда выглядит как насмешка над законодательством Российской Федерации и является отличной демонстрацией личных возможностей Гергиева. Создается впечатление, что пользуясь доверием власти,  Гергиев сам раздает личные указания, но всеми они уже воспринимаются как сделанные при поддержке и с одобрения самых высших чинов этой власти. Основную роль в этом незаконном процессе и вынесении определенного приговора сыграл личностный фактор.

Очевидно, что Игорю предстоит бороться не с самим законом РФ, а с нарушениями закона, проходящими под взмахи дирижерской палочки.



Добавить комментарий...