Судебное заседание 24.11.14 напоминало не допрос свидетелей обвинения, а прием граждан, страдающих жестокой амнезией, устные показания которых полностью противоречили письменным показаниям, данным на следствии.Один из свидетелей вообще не смог "вспомнить"

ни слова из своих письменных показаний, якобы данных им ранее следователю во Владикавказе. Второй свидетель в ходе суда постоянно менял свои показания.

                Заседание началось с опозданием, так как все ждали прокурора Гусеву, которая увлеченно "беседовала" на улице со "свидетелем" обвинения К. Лакути (братом Гергиева) и абсолютно игнорировала начало судебного заседания.  Видимо, то обстоятельство, что она беседует с братом Гергиева - явилось для нее "достаточным основанием" не являться в зал суда и задерживать начало заседания. Создавалось впечатление , что прокурор проводит "инструктаж", а брат Гергиева никак не может все запомнить, и для нее намного важнее "донести до него нужные показания", чем присутствовать в зале суда.

                На заседании были допрошены два свидетеля обвинения.               

Первый свидетель обвинения по фамилии Битаев Т.А. заявил, что с обвиняемым Зотовым не знаком. Фирму "Монолит" знает, так как являлся ее гендиректором. Год основания фирмы - он не помнит. На вопрос: "Чем занималась фирма?" - свидетель ответил: "Ничем." Про расчетный счет фирмы - свидетель заявил, что "не знает". Про движение денег по счету - "не пользовался". На вопрос: "знаком ли свидетелю АртБанк" - свидетель ответил: "Нет". "Где располагалась фирма?" -"Владикавказ" (Северная Осетия). "Знаком ли Вам Хугаев?"-"Всегда знал. Дальние родственники".

                Свидетель рассказал, что его дальний родственник Хугаев в своих коммерческих целях пользовался фирмой "Монолит", гендиректором которой являлся сам свидетель. Официально оформлен Хугаев на фирме не был, но распоряжался всей деятельностью и счетом фирмы по доверенности, выданной ему свидетелем. Сам свидетель фирмой не занимался и не помнит подписывал ли платежки, но он подписывал какие-то бумаги. Какие именно бумаги - свидетель не вспомнил, но на вопрос защитника:" Платежное поручение хоть раз видели?" - свидетель уверенно ответил: "Нет".

                Также свидетель отрицательно отвечал на все вопросы, касающиеся денег на счету фирмы: "Деньги на счету имелись?"-"Нет"; "Поступали ли деньги?" - "Нет"; "Вы наличные деньги снимали"-"Нет". Свидетель заявил, что Хугаев не просил его снимать наличные деньги, а бумаги для Хугаева свидетель подписывал, не читая. Свидетелю Хугаев ничего о своей деятельности не рассказывал.  На вопрос: "знаком ли свидетелю Одинцов или ООО "Славянка"?- свидетель ответил, что Одинцов - не знаком, а о "Славянке" свидетель заявил: "Знал из телевизора, а так -нет".

                На все вопросы прокурора и защиты свидетель отвечал односложно и быстро, практически не задумываясь над ответами. В основном , это были ответы: "нет", "не знаю", "не помню".

                Подобные ответы на вопросы не устроили прокурора, так как абсолютно противоречили показаниям свидетеля, якобы данным им ранее следователю во Владикавказе.

                В противоречие с устными односложными показаниями этого "ничего не помнящего" свидетеля, из его письменных показаний, изложенных в гладкой , почти "художественной" форме, с о всеми датами и четкой хронологией событий, следовало совсем другое. Такое впечатление, что свидетель либо написал эти показания под диктовку, либо просто подписал, готовые, не читая, так как на суде не смог повторить ни слова, а говорил совершенно противоположное тому, что якобы написал на следствии:

                "...знакомые свидетеля -Исаев и Покровский - предложили ему возглавить в 2008 году учрежденную ими фирму "Монолит". 13 мая 2008 его назначили на должность гендиректора сроком на 5 лет. Сфера деятельности:  купля-продажа товаров, в т.ч. зерна и иных сельхозтоваров.

В октябре 2008г он открыл р/сч в АртБанке. В апреле2009 к нему обратился Хугаев и предложил использовать возглавляемую им организацию "Монолит" для осуществления его коммерческой деятельности. Он доверял Хугаеву и согласился. С весны 2009 Хугаев фактически контролировал деятельность ООО "Монолит" и управлял движениями денежных средств по счету. В связи с тем, что свидетель остался единственным подписантом, то он несколько раз по просьбе Хугаева подписывал платежные поручения о перечислении денежных  средств по счету "Монолита", а также получал наличные деньги со счета "Монолита": по чекам от 17.04.09 на сумму 10млн.руб, от 05.05.09 на 1,55млн.руб, от 12.05.09 на 9млн. руб, от 19.05.09 на 8млн.руб. Все подписи принадлежат ему. Все операции он производил по просьбе Хугаева, который объяснял, что наличные ему необходимы для ведения коммерческой деятельности. После получения денег, передавал их Хугаеву, но "не помнит" при каких обстоятельствах. Передавал во Владикавказе: часто встречались в разных местах и деньги передавал в полном объеме. Не знает, как Хугаев в дальнейшем распоряжался деньгами.

                 Знал Одинцова Р.Н.: он являлся гендиректором ООО"Славянка".  Сейчас его нет в живых. Свидетелю известно, что Одинцов передал все права управлением "Славянкой" Хугаеву, что Одинцов снимал наличные деньги со счета "Славянка"и передавал Хугаеву."

                Создавалось впечатление, что свидетель на суде не только не смог вспомнить свои предыдущие "письменные" ответы, но и, вообще, впервые услышал сами вопросы, и также - впервые -давал к ним свои ответы. Такая гладкая, полная подробностей и четкой хронологии, речь для следователя, и  такая полнейшая "амнезия" - в зале суда. Тем не менее, свидетель, не смущаясь подтвердил письменные показания, несмотря на то, что только что говорил совершенно противоположное тому, что зачитала прокурор.

                Защита поинтересовалась у свидетеля: как и где передавались деньги? Свидетель снова "не помнит."

                Очень странные показания у этого свидетеля: как только ему задают любые вопросы устно, в зале суда, то свидетель ничего "не может вспомнить".

                Представляется абсолютно неправдобным, что свидетель, снимая по чекам огромные деньги и подробно расписав в показаниях следователю  все даты и суммы,- в устном рассказе совершенно ничего "не помнит", все отрицает, и не может вспомнить: где и при каких обстоятельствах передавал наличные деньги, снятые по чекам. При этом, у свидетеля вообще отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие как факт передачи денег, так и факт их оприходования в кассу организации: ни расходных, ни приходных ордеров, никаких расписок, никаких отчетов. Ничего.

                Еще одна странность, которая бросается в глаза: в отличие от предыдущих заседаний, прокурор Гусева не предъявила на обозрение именно этому свидетелю ни одного чека или платежки, якобы подписанных свидетелем, для подтверждения подлинности подписей. Такое впечатление, что прокурор обоснованно предположила, что свидетель их не только "не узнает и не вспомнит", но и не признает свою подпись. Очевидно, что он никогда их не подписывал и впервые увидит в зале суда. Так как представляется невероятным: чеки на миллионы, а свидетель не только " не помнит" как передавал деньги и где, но и даже банка такого не знает, в котором деньги получил.

                 Исходя из всего вышеизложенного, а также из полной "амнезии" этого свидетеля, напрашивается вывод, что все было сделано без ведома свидетеля и без его участия, а он просто подписал "нужные" показания, не читая. Именно поэтому - свидетель ничего "не смог вспомнить", так как невозможно вспомнить то, о чем и не знал.

                Следующим слушали свидетеля обвинения Лакути К, двоюродного брата Гергиева (негласного руководителя всех организаций Гергиева в его отсутствие). Допрос Лакути проходил с участием его постоянного адвоката Трапаидзе К. При этом, судья Криворучко пояснил всем присутствующим, что адвокат Лакути может оказывать ему как всяческую юридическую помощь, так и задавать вопросы.

                Первые вопросы свидетелю Лакути задал сам судья Криворучко, волнуясь и заикаясь.

 "В каких отношениях состоите с подсудимым?"  Лакути нагло и громко исправил судью:"Состояли!" Потом ответил:" В дружеских. До ареста 2011года." Судья сделал вид, что не заметил выходку Лакути и не сделал тому никакого замечания, а только спросил о том, существует ли у Лакути неприязнь к Зотову. Неприязни нет. С Зотовым Лакути знаком с того времени, "как он начал работать в ЗАО "МПФ" (Московский пасхальный фестиваль)". Чаще видеться стали, когда, помимо Пасхального, Зотов стал заниматься Фондом (Вот это хронология событий в изложении Лакути! Можно ли верить показаниям такого свидетеля? Так как на самом деле- с 2003 года Игорь занимался Фондом, и только спустя несколько лет  было организовано ЗАО "МПФ").  Сложились "приятельские отношения".

 " С Гергиевым знакомы?"-"Да. Он является моим родственником". "Какие отношения?"-" До инцидента -великолепные".  "Какой инцидент?" " в 2011 году. Мы с Зотовым были арестованы (на самом деле- первым арестовали Лакути, как очевидного руководителя организаций Гергиева). Меня потом освободили под подписку. Были куплены квартиры на деньги Фонда (?). Как я потом выяснил. Я покупал за наличные деньги".

                Как такое возможно, если Лакути сам признал свою вину в хищении денег на покупку квартир, а Зотов представил суду документы, подтверждающие факт передачи наличных денег за квартиры? И экспертизы СКР подтвердили, что все деньги на счетах Фонда присутствуют в полном объеме. (Напомним, что речь идет о "предыдущем" уголовном деле, в котором виновным почему-то признан Зотов, хотя именно Лакути признал свою вину в хищении денег у Гергиева . При этом, Зотов себя виновным не признал и формально невиновность Зотова подтвердила прокурор Гусева, заявив, что "доказательства вины Зотова в деле отсутствуют ".  При этом, суд проигнорировал тот факт, что Зотов уже передал квартиру и два машиноместа в центре в счет возмещения "ущерба", о чем имеется запись в госреестре. Таким образом, родственник Гергиева господин Лакути признал свою вину в хищении, но остался на свободе, а Зотов, который "ущерб возместил" и  чья вина не доказана, -осужден на 9 лет.)

                Далее Лакути рассказал, что являлся гендиректором фирмы, связанной с кирпичем. Секретарем была Красильникова. Зотов приходил к нему в офис "чай попить". Иногда "просил Красильникову передать по электронной почте с ящика Лакути реквизиты фирм для главбуха ЗАО "МПФ".

                Совершенно абсурдная и жалкая выдумка Лакути, с целью оправдать поступление реквизитов для "обналички" именно с его электронного ящика, так как любая экспертиза подтвердит, что письма с реквизитами сформированы и отправлены именно с компьютера Лакути и из его офиса. При этом, Лакути пытается заставить суд проигнорировать тот факт, что Зотова не было в РФ ни в момент написания, ни в момент отправки реквизитов с электронного ящика Лакути, о чем свидетельствуют отметки службы пограничного контроля в паспорте Зотова, а паспорт находится в материалах дела. Поэтому Зотов физически не смог бы прийти к Лакути в офис и отправить письма с его электронного ящика.

                Далее Лакути "поведал" суду о том, что сам познакомил Гаглоева с Зотовым. Что Гаглоев обратился к Лакути с "хорошим коммерческим предложением" .  Но Лакути отказался. А Зотов заинтересовался и заключил с Гаглоевым договор займа, по которому перечислил тому 60 млн. руб.  Лакути лично видел договор и что он заключен между Зотовым и Гаглоевым. При этом, в письменных показаниях следователю Лакути утверждал , что Зотов перечислил деньги со своего личного счета и договор был заключен лично меду Зотовым и Лакути.  Но на суде, Лакути поменял свои показания и стал утверждать , что договор заключен между юрлицами, а деньги перечислены со счета организаций, " подвластных Гергиеву".

                Снова весьма жалкая попытка, так как в материалах дела присутствуют выписки с личного счета Зотова, где четко прописано, что Зотов перечислил Гаглоеву  эти деньги в этой сумме именно со своего личного счета. К тому же, в материалах дела есть показания самого Гаглоева, в которых он подтверждает получение займа от Зотова, как от физлица: по договору займа, с личного счета Зотова  в сумме 60 млн. руб.

                Затем Лакути рассказал о том, что Гаглоев лично, а иногда и через Хугаева передавал ему наличные деньги, якобы для Зотова. При этом, Лакути постоянно упоминает одну и ту же сумму в 60 млн, которые Зотов перечислил Гаглоеву по договору займа. Когда встает вопрос  о других суммах, то Лакути путается и дает совершенно путанные показания : одно -противоречивее другого:  то Зотова нет в Москве, а Гаглоев уезжает из Москвы, то Хугаев приезжает к Лакути на дачу с деньгами, но деньги Лакути не видел, то "видел только однажды", а всегда- это были непрозрачные пакеты, но Лакути "предполагал, что это деньги".

                 Совершенно очевидно и сам Лакути это подтверждает:

                 во всех этих "передачах наличных денег" участвовал именно  Лакути, а не Зотов;

                   в момент получения Лакути денег от Гаглоева или Хугаева, Зотов отсутствовал в Москве;

                реквизиты для перечисления денег отправлены главбуху "МПФ" с электронного ящика  Лакути и с его компьютера.

                При этом, все допрошенные ранее работники бухгалтерии подтвердили, что подписи на платежках выполнили самостоятельно, расписавшись за Зотова его подписью. Есть все документы, подтверждающие правомерность перечисления денег за рекламу и организацию концертов: договора, акты выполненных работ, готовые рекламные брошюры и буклеты;

                Следовательно: не существует ни одного доказательства, что деньги когда - либо неправомерно перечислил Зотов или деньги передавались  Зотову, но обвиняемым по данному уголовному делу почему-то является Зотов. .

                Самое интересное, что из показаний и Лакути, и Витаева , напрашивается общий вывод, что все так называемые "сделки" и "обналичивание" денег проходили на территории Северной Осетии и между осетинскими родственниками и друзьями: переводы денег шли в Северную Осетию и "обналичка" проводилась во Владикавказе  осетинскими родственниками.

 В таком случае: при чем тут Зотов?

Наивно думать, что деньги, перечисленные при посредничестве господина  Лакути в Северную Осетию по указанным им реквизитам и "обналиченные" на родине Гергиева, по какой-то невероятной причине повезут обратно в Москву, чтобы "передать" русскому Зотову, который к осетинским родственникам и друзьям, а также к их "дележу" не имеет ни малейшего отношения.

                Следующее заседание состоится 1 декабря в 14.00 в Тверском районном суде г. Москвы (Цветной бульвар, 25 А)

            Приглашаем всех неравнодушных в зал суда! Прямые репортажи из зала суда читайте наhttps://twitter.com/svobodyzotovy и  https://twitter.com/tanalar2012 

Группы в поддержку Игоря:

http://www.odnoklassniki.ru/svobodyzotovy

https://twitter.com/svobodyzotovy

https://www.facebook.com/groups/svobodazotovy

http://vk.com/svobodyzotovy



Добавить комментарий...