30 января 2014 года Бассманный суд продлил Игорю Зотову меру пресечения по новому уголовному делу, тем самым грубо нарушив законодательство РФ.

Ни следователь Новиков, ни прокурор Карасев не сумели предъявить суду никаких доказательств, подтверждающих наличие оснований, необходимых для продления срока содержания под стражей. Но судью Левашову не смутило отсутствие доказательств: для Бассманного суда закон не имеет значения, а важна только позиция обвинения, которая беспринципно, со всеми орфографическими ошибками и неточностями  копируется из ходатайства следователя в постановлении судьи.

Никакие документальные доказательства и замечания защиты не исследовались. Ходатайства защиты отклонены в полном объеме, а вот все ходатайства обвинения благосклонно приняты судом.

Становится совершенно неясным назначение понятия «судебное разбирательство»- все предыдущие судебные заседания со всей очевидностью противоречат этому понятию.

На всех прошедших судах - и по предыдущему, и по новому делу в отношении Зотова- судьи принимали во внимание только голословную позицию обвинения. Причем судей не смущало наличие документальных доказательств защиты и полное отсутствие доказательств у стороны обвинения.

"Потерпевший" вновь подал по делу гражданский иск. Очевидный расчет: «если прокатило в предыдущем деле, то прокатит и в новом». Видимо громкое имя «потерпевшего» - заказчика всех судебных спектаклей - уже само по себе является доказательством вины подозреваемого. Получается, что «потерпевший» Гергиев уже давно над судом и сам решает, кто ему должен.

Прошедшее заседание не стало исключением в ряде театральных представлений, которые судом можно назвать только с огромной натяжкой. Кто оплачивает содержание огромной судебной махины,  которая занята подобными спектаклями и забыла про правосудие?

Вначале судебного заседания следователь заявил ходатайство о приобщении к делу «заявления Мазанова», которое тот якобы предал следователю для суда. Это абсолютно противоречит закону. Во первых: следователь не является «представителем потерпевшего» и не может ничего «передавать» суду. Но, видимо, раз Гергиев «трижды доверенное лицо», то его помощники не считают нужным даже являться в суд, а могут запросто передавать указания суду через следователя.

  Во-вторых - до сих пор не установлены полномочия Мазанова, который сам себя назвал «потерпевшим», но нет никаких документальных подтверждений хоть какого-то отношения Мазанова к структурам Гергиева. Напомним, что по первому делу Мазанов проходил как «представитель потерпевшего», но также не смог предъявить никаких документов, подтверждающих его должностные полномочия в структурах Гергиева. Никаких приказов о назначении Мазанова на должность или удостоверений нет ни в первом, ни во втором деле. Если они вдруг появятся, то должны попасть в дело датой, которая позже сегодняшней публикации, а в противном случае - это будет очередная фальсификация.

В «заявлении» якобы переданным следователю от Мазанова для суда снова прозвучала голословная, но тщательно скопированная «подборка из УПК»: «может скрыться», «оказать давление на свидетелей(сами следователи уже оказали)», «уничтожить улики». Как Зотов может уничтожить улики? Мало того, что Зотов в СИЗО закрыт в камере по 1-му делу, так и следствие по 2-му делу завершено. Если следствие завершено по всем делам, то о каких уликах идет речь? Что за очевидный подгон формальностей? К тому же, еще по предыдущему делу, при рассмотрении по существу, прокурор сама заявила об отсутствии улик.

Вся эта подборка "оснований" звучит каким-то диким абсурдом, так как Зотову уже по первому делу избрана и продлена мера пресечения в виде заключения по стражу.

Но Мазанов не остановился на переписывании УПК - он привел в заявлении собственные изыски для «основания» продления: «имеет друзей в силовых структурах, которые могут помочь». Вот это да! Мазанов не перепутал Зотова с Гергиевым? Ведь это Зотов помещен в СИЗО и пребывает там по сей день, уже 27 месяцев. Абсурдное «основание» прозвучало впервые за 2 года судебных процессов. Зотов таких друзей приобрел в СИЗО?

Но самое странное, что и следователь в своем ходатайстве не только перечислил «основания из УПК», скопированные у Мазанова(или Мазанов скопировал у следователя, так как орфография идентична), но и дословно скопировал не относящееся к УПК: «имеет друзей в силовых структурах, которые могут помочь».

Зачем закон? Для судьи не имела никакого значения абсурдность доводов не только Мазанова, но и второго следователя Заварского, заявление которого судья Левашова также приложила к делу. Очевидно, что для Левашовой отсутствие убедительных доказательств не важно, так как в заявлении Заварского вновь прозвучала цифра 475млн.руб, которая отсутствует в материалах дела. Игорь и защита протестовали против приложения к делу подобных сомнительных заявлений обвинения.

Судья не исследовала «заявления» обвинения на наличие обоснованных доказательств, а просто приложила к делу.

Это прямое нарушение ст. 97 УПК РФ и п. 21 Постановления № 41 Пленума Верховного Суда от 19.12.2013: «При  продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных статьей 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами». 

Стоит ли упоминать, что только 28 января следователи сообщили Зотову о предстоящем 30 января судебном заседании. Учитывая, что 29 января Игорь провел в Мосгорсуде на судебном заседании по апелляции, то он не имел никакой возможности ознакомиться с материалами для участия в Бассманном суде 30 января. Защита Игоря попросила время для ознакомления. Следователь съехидничал про полчасика. Судья расщедрилась: «час». Назначили перерыв, и у Зотова появился один час на ознакомление с материалами, которые следователи «собирали» два месяца.

Следователь не удержался и заявил Игорю, что дело по Асмато передано другому следователю в московский. Игорь уточнил:"Третье дело хотите?", а тот ответил, что хотели бы – открыли. Игорь напомнил следователю про неоднократно упоминаемую параллель с Ходорковским. Тот "пошутил", что к 30-летию Конституции и Игоря помилуют.

  Прекрасная работа следственных органов: очевидно, что достаточно простого желания следователя, а про доказательства и речь не идет.

Откровенное равнодушие судьи Левашовой к происходящему в зале суда, а также передергивание и формальный подгон статей УПК для целей обвинения, свидетельствуют о заранее принятом судом решении по делу. Об этом свидетельствует и совершенное игнорирование возражений защиты, с указанием нарушений статей УПК и Постановлений ВС РФ, представленное на 7-ми листах. Судья осталась абсолютно глуха к перечисленным нарушениям закона и не разрешила приложить возражения защиты к материалам дела.

Судья Левашова даже не попыталась продемонстрировать исследование доказательств защиты. Следователь заявил, что "выслушав тираду адвоката - он ничего нового не услышал". В таком случае следователь подтвердил, что прекрасно знает обо всех своих нарушениях и помнит о приложенных к старому делу доказательствах того, что Игорь никуда не скрывался, а сам явился 03 ноября 2011 года в СКР и с тех пор находится в СИЗО.

Действия и решения судьи напоминают, как в 30-е годы судили, руководствуясь Постановлением Совнаркома СССР, которое гласило, что суду для признания вины подсудимого достаточно убежденности следователя.

Первый абзац всех постановлений суда по Зотову об аресте и продлении меры пресечения гласит: «Суд согласен, что следователь имел право арестовать и у следствия имеется достаточно оснований предполагать, что Зотов совершил преступление». Как видим: кощунственная преемственность суда и следствия налицо и нет места для справедливого правосудия.

Тогда зачем говорить о правосудии? Есть ли необходимость в институте адвокатов, если судьи имеют право игнорировать и не прикладывают к делу ходатайства защиты, даже при наличии документальных доказательств? Зачем нам суды без правосудия? Практика постановлений суда по арестам и продлению меры пресечения наглядно демонстрирует: достаточно мнения и голословных аргументов следователя, даже если защита полностью опровергает эти доводы, предоставляя кучу документов, справок, выписок — суд все равно аргументирует так, как укажет следователь.

  Бассманый суд не явился исключением из правил «заказной неправосудности». Игорю продлена мера пресечения по новому уголовному делу на 2 месяца 18 дней. Но это вовсе не означает отмену срока меры пресечения по старому делу и замены его на новый срок. Параллельность сроков содержания под стражей ничто, по сравнению с диким беспределом, творящимся в судах, когда в обвинительном исходе дела заинтересованы «высокие» заказчики.



Добавить комментарий...