5 марта в суд наконец явилась тот самый свидетель-начальница, которая по показаниям работников бухгалтерии лично давала им указания подписывать платежки подписью Зотова. Эта свидетель заявила, что она видела, как реквизиты платежа Зотов получил в письме

  от Лакути по электронной почте.              

Свидетель дала показания, что являлась главным бухгалтером ЗАО "МПФ" с 2002 года. ЗАО "МПФ" неофициально оказывало бухгалтерские услуги для АНО "ЗБН". Гергиев занимал должность гендиректора, а Зотов являлся его заместителем.

                В обязанности свидетеля входили подготовка финотчетов, работа с Департаментом Культуры, получение бюджетных средств, отчеты по этим средствам, а также контроль и заключение договоров  и т.п.

                Помимо главного бухгалтера в отделе бухгалтерии работали еще три человека, которым свидетель периодически давала указание подписывать платежки вместо Зотова его подписью.

               Свидетель так и не сумела дать вразумительного объяснения почему весь период 2007-2011гг надо было подделывать подпись Зотова именно на платежках по обналичке. Свидетеля явно запугали, так как невнятное объяснение, что это делалось из-за отсутствия Зотова в офисе не выдерживало никакой критики. Так как сама же свидетель далее утверждала, что Зотов находился в офисе и лично передавал ей наличные деньги в суммах от 10 до 20млн.рублей для выплаты оркестрантам Мариинского театра. Это были расчеты ЗАО"МПФ" и АНО "ЗБН"с оркестром за ежегодное участие в одноименных фестивалях- "Московском Пасхальном", "Звезды Белых ночей", а также Гала "Звезды Белых ночей" и многочисленные концерты в рамках АНО "ЗБН". 10 млн.руб -за участие в "МПФ" и 15-20млн. руб за участие в рамках "ЗБН".

                 Никаких расписок за полученные от Зотова наличные средства свидетель Зотову не давала. По бухгалтерии эти суммы наличных, выплаченные оркестрантам, не проводились.

                Суммы этих наличных выплат для оркестрантов утверждали сам Гергиев и директор Мариинкого оркестра Иванов в так называемых расчетных"ведомостях", которые передавались свидетелю. Оркестранты расписывались в "ведомостях" за каждую сумму полученной ими наличности. "Ведомости" с подписями оркестрантов хранились в офисе ЗАО "МПФ". Изъяли ли эти "ведомости "при обыске свидетель не знала.   

                Свидетель утверждала, что подписывать подписью Зотова платежки ей самой тоже приходилось, так как "так было заведено". Прокурор тут же закончила фразу за свидетеля: "Заведено... в организациях".  Но ведь свидетель такого не говорила. Это сказала сама прокурор вместо свидетеля. Вполне возможно, что прокурор перебила свидетеля, чтобы та не сказала - кем именно такое "заведено". А если подобное "заведено" Гергиевым или его братом Лакути? Прокурор не могла допустить такого ответа свидетеля, так как тогда получилась бы уже совсем другая история про подделку подписей и про того, кто в действительности руководил процессом подделки, а Зотов тогда бы явно перестал быть обвиняемым. При этом, уже неоднократно было замечено у прокурора Гусевой такое вот "дополнение свидетельских показаний". Такое впечатление, что когда показания свидетелей "не совпадают" с текстами, утвержденными для них прокурором, то прокурор деловито "дополняет"показания свидетелей для "нужной" прокурору записи в протокол суда.

                Зотов выразил протест против такого неприкрытого прокурорского произвола.  Ведь в итоге получается, что прокурор дает показания вместо свидетеля,  изменяя настоящий смысл показаний свидетеля на "нужный" обвинению.

                Судья цинично сделал вид, что ничего незаконного не происходит, а прокурор просто "уточняет" показания свидетеля. 

                Зачем тогда вообще весь этот многомесячный фарс с допросом свидетелей, если судье все равно, что фактически незаконно в протокол суда записывают "уточненные показания прокурора", а не показания самого свидетеля?  Никого бы уже не удивило, если бы в этом сфабрикованном процессе прокурор лично все "уточнила и дополнила" для нужд обвинения, даже не дожидаясь показаний свидетелей, чтобы якобы "не затягивать" рассмотрение дела из-за постоянной неявки свидетелей в суд.

                Защитник задал вопрос свидетелю о том, получала ли она от Лакути указания или реквизиты для перечисления фирмам, указанным в обвинении.  Свидетель заявила, что видела пересылаемое от Лакути электронное письмо Зотову: что изначально Лакути дал реквизиты  Зотову для перечисления, а Зотов уже полученные от Лакути реквизиты переслал свидетелю.

                Игорь Зотов в свою очередь спросил у свидетеля известны ли ей спонсоры, логотипы которых постоянно фигурировали в рекламе организаций Гергиева.

                Свидетель назвала "Газпром", "Би Пи", "Тоталь", "Монблан", банк "Возрождение", "ВТБ",  "Сбербанк" и других спонсоров. Свидетель также подтвердила, что ей знакомы следующие лица:  Красненков Александр  Викторович, Липский Игорь Иосифович, Иванов Владимир Андреевич, Гугкаев Тамерлан Казбекович, Алференко Генадий Петрович, Гарбер Марк Рафаилович, Гергиева Светлана Абисаловна.

                Откуда свидетелю знаком Красненков и кто он такой? Свидетель ответила, что Красненков представлял" Газпром".

                Знает ли свидетель об обязательствах Гергиева по отношению к компании Газпром ввиду их спонсорского взноса в течение 2007-2011гг на расчетные счета Фонда Валерия Гергиева?

                Свидетель ответить не успела, так как судья переменился в лице, вступил в перепалку с Игорем и потребовал снять вопрос, не вписывая в протокол. Также судья отверг все вопросы Игоря относительно "Газпрома", несмотря на то, что они относятся к делу и необходимы для выяснения обстоятельств заключения рекламных договоров с одной из фирм в проходящих по делу  эпизодах , инкриминируемых Зотову.

                Внятно обосновать свои действия по снятию вопросов судья не смог, а постоянно вступал в перепалку с  Игорем и создавалось впечатление , что судья делает это специально, чтобы получить "основание" снять эти вопросы из-за пререкания Зотова с судьей.

                Игорь попытался задать свидетелю уточняющий вопрос про "финансовые обязательства" Гергиева перед "Газпромом" за "спонсорство". Судья моментально снял вопрос, даже не дослушав. Представляется очевидным, что судья прекрасно знал ответ и не желал, чтобы в протокол попало разъяснение, что "финансовые обязательства" Гергиева перед "Газпромом" это обычные проценты "откатов" за полученные деньги.

                Затем судья неожиданно начал кричать на свидетеля за даваемые ею ответы на обычные  вопросы Игоря об обстоятельствах ее назначения главным бухгалтером. Особенно рассвирепел судья в тот момент, когда свидетель упомянула, что Гергиев Валерий Абисалович назначил ее на эту должность. Такая странная реакция судьи выглядела как уже просто неконтролируемый испуг за последствия "таких" вопросов и нежелание знать и слышать на них "ответы". Свидетель так явно перепугалась гнева судьи, что тут же на уточняющий вопрос ответила, что она не помнит кто именно ее назначил, хотя несколько секунд  назад отчетливо отвечала, что ее назначил Гергиев.

                Далее снова последовали уточняющие вопросы прокурора в явной попытке запутать свидетеля. Но свидетель снова повторила свои ответы. Что расчеты с оркестрантами Мариинского театра за многочисленные концерты всегда происходили наличными деньгами. Что Зотов передавал свидетелю наличные деньги для выплат оркестрантам. Никаких расписок за полученные ею от Зотова деньги свидетель Зотову не давала. По бухгалтерии эти деньги не проводились. Деньги выдавались оркестру наличными по ведомостям  (суммы выплат утверждались Гергиевым и Ивановым) и составляли от 10млн. руб за "МПФ" до 20 млн. рублей за "ЗБН" .Такая форма расчетов шла весь период 2007-2011гг. Ведомости хранились в офисе ЗАО"МПФ".  Свидетель подтвердила, что Зотов всегда передавал ей именно указания Гергиева.

                Судья резко прервал допрос свидетеля, не дав Игорю задать ей дальнейшие уточняющие вопросы после конфиденциального общения с защитником. Несмотря на протесты Игоря , судья заявил, что допрос окончен.

                Судья также в очередной раз проигнорировал ходатайство Игоря о допросе его супруги, ввиду очередного отсутствия остальных свидетелей обвинения, хотя именно прокурор заявила ее "свидетелем обвинения". Что само по себе незаконно, так как супруга Игоря постоянно присутствовала в зале суда на предыдущих заседаниях, до того как ее вызвали свидетелем обвинения.  Нет никаких новых обстоятельств, чтобы объявить супругу Игоря дополнительным свидетелем обвинения. Игорь заявил, что это месть прокурора из-за отказа Игоря и его супруги поддаться на угрозы Гергиева, Мазанова и Народицкого и оговорить себя.

                Следующее заседание состоится 11.03.2015 в 15.00 в Тверском суде г. Москвы

Приглашаем всех неравнодушных в зал суда!

Прямые репортажи из зала суда читайте на

 https://twitter.com/svobodyzotovy и  https://twitter.com/tanalar2012 

Группы в поддержку Игоря:

http://www.odnoklassniki.ru/svobodyzotovy

https://twitter.com/svobodyzotovy

https://www.facebook.com/groups/svobodazotovy

http://vk.com/svobodyzotovy



Добавить комментарий...