Cудебное заседание, состоявшееся 3 июня, походило на дурно разыгранный спектакль, где основной актер не выучил роль

03 июня 2013 в состоялось очередное слушание дела.
Заседание началось с зачитывания медицинских справок о состоянии здоровья Игоря. Когда прозвучали цифры артериального давления -140/90- новый руководитель Фонда Мазанов вслух поерничал, что "в Игоря возрасте такие показания - это нормально". Но впоследствии, тот же Мазанов, при даче собственных показаний, проявил не свойственные для его “юного” возраста провалы в памяти: путался и сбивался, поначалу утверждая одно, а через непродолжительную паузу – совершенно противоположное.В зале нарастал хохот и судебное заседание стало походить на дурно разыгранный спектакль, где основной актер не выучил роль. Даже прокурор не выдержала и высказалась о противоречиях в показаниях Мазанова, заявив ходатайство о зачтений тех показаний, которые им были даны в ходе предварительного следствия 9 месяцев назад. Мазанов страшно воодушевился и высказался, что это прекрасно, так как это освежит его память. Комментарии излишни. Но - обо всем по порядку.
   В первой части заседания защитники Игоря заявили ходатайство о получении протоколов предыдущих судебных заседаний. Судья отказала в доступе к протоколам, заявив при этом, что протокол ведется непрерывно, в течении ВСЕГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА, и его копии можно будет получить ТОЛЬКО ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВСЕХ СЛУШАНИЙ, а не после каждого слушания. (Сегодня, после выступления Мазанова- ее реакция абсолютно понятна- ведь еще ожидается выступление более главного «потерпевшего» - мало ли что...)
   Следующим было ходатайство Игоря о проведении видеосъемки судебного заседания журналистами. Он мотивировал это отсутствием доступа к протоколам судебных заседаний и сослался на статьи УПК и постановления Пленума о том, что препятствование - незаконно. Но прокурор очень живо отреагировала, заявив, что в условиях СИЗО просмотр видео для Игоря невозможен и судья- отказала.
Далее -слушали материалы дела. Прокурор опять отложила два тома и не стала их зачитывать- они "не по делу". Итак - уже 4 тома дела оказались не востребованы, а значит - следователями данные материалы собирались специально - "для оправдания» незаконного затягивания нахождения Игоря в СИЗО.
А теперь- самое интересное. Прокурор очень подробно зачитала материалы о погашении ущерба семьей Лакути за третьих лиц, тщательно озвучив все подтверждающие документы со всеми датами и фамилиями. Но как только зашла речь о документах, подтверждающих факт погашения ущерба семьей Зотова за третьих лиц, – озвучивать подобные сведения прокурор не стала, чтобы не заострять внимание на неприятном для нее ФАКТЕ ПЕРЕДАЧИ СУПРУГОЙ ЗОТОВА СВОЕЙ СОБСТВЕННОСТИ В ФОНД В СЧЕТ ПОГАШЕНИЯ УЩЕРБА ЗА ТРЕТЬИХ ЛИЦ! Просматривается очевидное стремление прокурора побыстрее проскочить столь «неприятный» для нее момент - так как ранее, именно прокурор заявляла о том, что ей ничего не известно о погашении ущерба семьей Зотова! Конечно, это же нарушает тщательно отрепетированную «стройную» историю обвинения!
Но своими действиями прокурор только привлекла внимание суда к факту возмещения ущерба за третьих лиц супругой Игоря, так как и защитники, и сам Игорь, и наблюдатели процесса заявили протест, и прокурору пришлось подробно остановиться на всех деталях представленных документов, невольно заострив внимание суда на подобном факте.
Но дальнейшее выступления свидетеля Мазанова выявило такие дыры в построении  обвинения, что подобное поведение прокурора померкло в сравнении: свидетель путался, отказывался отвечать, потом приводил такие абсурдные сведения, что даже неискушенный слушатель находил противоречия в его выступлении.
Остановимся на наиболее запомнившемся и поразившем слушателей в изложении нынешнего представителя «потерпевшего»:
- юрист Хамикоев не работал у маэстро, но каждый день приходил в офис, где у него был стол и компьютер- рабочее место;
- Мазанов вообще не знает, кто еще вел переговоры с семьей Зотова. Утверждает, что только он. Потом, спустя череду вопросов, сознается, что это какой-то человек из попечительского совета. Но имени он не знает, так как попечителей слишком много и у разных структур маэстро- разные попечители. Еще через некоторое время – список попечителей становится одинаковым для всех структур. И, наконец, «вспомнает» - это «Сергей»;
- он не знает: кто приходил от имени Гергиева в СИЗО к Зотову, представившись «Сергей-неправоохранительные органы";
- он передал в конверте следователю Новикову сведения о «Сергее» от Гергиева, которого следователь направил в СИЗО к Игорю (так как без паспортных данных разрешение на свидание не получить);
- юрист Хамикоев составил договор и перечислил деньги с Фонда, не являясь работником маэстро;
  - по версии Мазанова: перечисленные деньги на Фонд не вернулись- он проверял. Выводы экспертизы следствия в томе 25 о том, что деньги на Фонд возвращены в полном объеме - Мазанов не принял во внимание, так как с материалами дела знакомится не желает
и т.п. такие невероятные умозаключения, что даже прокурор растерялась и задала вопрос, который ей никогда не простит маэстро. Она спросила о том, знает ли Мазанов сестру маэстро. И тут Мазанов совершил самый качественный "ляп" за все время своего выступления: он сказал, что именно сестра маэстро вела протоколы заседаний советов о вступлении в должность Мазанова- одновременно, в один день, 01.11.11, находясь в Москве (в офисе Фонда) и в Петербурге (в Мариинке). Мало того, что голосующих в советах структур Гергиева требовалось собрать в одном месте (а это очень уважаемые и занятые граждане), но и, одновременно, доставить в разные города. При этом Мазанов заявил, что добирался из Москвы в Питер на САПСАНЕ. Все! Занавес!
Прокурор попросила перенести слушание дела. Следующее заседание состоится 05 июня в 12.00 в Тверском суде г. Москвы (Цветной бульвар, 25 А)


Добавить комментарий...