Выступление Игоря Зотова на прениях сторон 22.04.2015

В Тверской районный суд г. Москвы

 от подсудимого

Зотова Игоря Васильевича

В соответствии со ст. 292 УПК РФ хочу обратить внимание суда на тот факт, что обвинение не доказало, что рассматриваемые в рамках судебного разбирательства действия по переводу денежных средств с расчетных счетов ЗАО «Московский Пасхальный Фестиваль», АНО «Музыкальный Фестиваль «Звезды Белых Ночей» на расчетные счета юридических лиц за  предоставление ими услуг, которые  указаны в качестве основания платежей в платежных  поручениях, являются преступлением (растрата и присвоение).

Обвинение поддержало версию следствия, которое безосновательно и без достоверных данных сочло, что имели место преступные деяния (растрата и присвоение) и назначило меня виновным в их совершении.

Обвинение не доказало, что указанные деяния совершил именно я. Обвинение лишь озвучило версию следствия.

Рассмотренные в ходе судебного следствия материалы уголовного дела, показали, что выдвинутые в отношении меня обвинения не являются  законными, обоснованными и справедливыми.

Стороной защиты неоднократно заявлялось, что целый ряд материалов уголовного дела являются недопустимыми доказательствами, так как являются недостоверными и получены с нарушением уголовно-процессуального закона, в этой связи постановление  приговора на недопустимых  доказательствах является невозможным и незаконным.

Исследованные в ходе судебного следствия доказательства не согласуются между собой и не согласуются с показаниями свидетелей обвинения Ильвес К.Г., Мазанова С.В., Аскарова И.Л., Хугаева С.М., Лакути К.Б., Бериева М.В., Плиева М.С., Гаглоева А.И., Джативеа А.В., Гуларова Э.Б., Кокоева Э.Б., Ефремовой Е.В., Хасановой М.А., Николаевой М.А.

Показания свидетелей обвинения напротив доказывают, что вменяемых мне преступных деяний не было, а имела место предпринимательская деятельность направленная на достижение уставных целей организаций: организация и проведение концертных выступлений исполнителей на Московском Пасхальном Фестивале и на Музыкальном фестивале «Звезды белых ночей» в г. Москве и городах России, включая консультационные, информационные, рекламные услуги  силами организаций, которые предоставлялись по указанию Гергиева В.А. и его двоюродного брата Лакути К.Б. и другом Лакути К.Б. Гаглоевым А.И.

Вместе с тем, вопрос о том, была ли предпринимательская деятельность организаций законной или не законной – не является существом предъявленного мне обвинения и по этой причине каких-либо претензий ко мне не может быть.

Обвинение не доказало наличие у меня умысла на совершение противоправных деяний. Нельзя доказать того чего нет. Можно придумать и описать, а затем угрозами, шантажом заставить свидетелей подтвердить свою версию. Что следствие и сделало.

Мои показания, показания моей супруги согласовано и последовательно указывают на отсутствие у меня умысла. Суд отказал стороне защиты в оказании содействия, в виде выдачи повесток для привода в суд свидетелей защиты.

Обоснованно,  мотивированно стороной защиты было указано, что именно эти свидетели докажут отсутствие у меня умысла на совершение противоправных деяний.

Суд незаконно отказал мне в реализации моего конституционного права на защиту путем допроса в ходе судебного разбирательства представителя  потерпевших Гергиева В.А., так как ни Никитенко, ни Мазанов С.В. существа дела не знают, с материалами уголовного дела знакомиться отказались.

Вместе с тем, именно Гергиев В.А. является учредителем ЗАО «Московский Пасхальный Фестиваль», АНО «Музыкальный Фестиваль «Звезды Белых Ночей» и именно Гергиев В.А. является генеральным директором  ЗАО «Московский Пасхальный Фестиваль».

В ходе судебного следствия свидетель Ильвес К.Г. показала, что она осуществляла наличные выплаты, полученные из кассы ЗАО «Московский Пасхальный Фестиваль» оркестрантам и исполнителями по ставкам установленным Гергиевым В.А. в присутствии  Иванова (директор оркестра). Именно Ильвес К.Г. показала, что за участие в Московском Пасхальном Фестивале ( около 30-40 концертов ежегодно) ежегодные выплаты составили 15-20 млн. рублей, что за период 2007-2009 г. составляет 75-100 млн. рублей. Именно Ильвес К.Г. показала, что за участие в Музыкальном Фестивале «Звезды Белых ночей» (а это 30-40 региональных концертов ежегодно) ежегодно наличные выплаты, полученные не из кассы АНО «Музыкальный Фестиваль «Звезды Белых Ночей», составили 15-20 млн. рублей, что за период 2007-2009 г.г., т.е за 5 лет составляет 75-100 млн. рублей.

Суд не установил в судебном следствии  о каких деньгах идет речь: это те же деньги которые  вменяют мне как присвоенные или другие, так как не допросил потерпевшего Гергиева В.А., на которого показывает Ильвес К.Г. и которого сторона защиты также в каждом заседании  просила допросить, для устранения имеющихся противоречий.

Именно Ильвес К.Г. показала, что она знала, что компании ОАО «Газпром», "ВР", "JTI" и другие являются спонсорами ЗАО «Московский Пасхальный Фестиваль» и АНО «Музыкальный Фестиваль «Звезды Белых Ночей»

Именно Ильвес К.Г. показала, что она знала Красненкова А.В., Липского И.И. как представителей компании ОАО "Газпром" - спонсоров ЗАО «Московский Пасхальный Фестиваль» и АНО «Музыкальный Фестиваль «Звезды Белых Ночей». Суд не дал мне реализовать мое конституционное право на защиту и я не смог задать вопрос Ильвес К.Г. о денежных обязательствах Гергиева В.А. перед представителями спонсоров, выполнении Гергиевым обязательств перед Красненковым А.В., что является незаконным.

Суд не дал мне реализовать мое конституционное право на защиту и не оказал содействие в вызове свидетелей Красненкова А.В., Липского И.И. (сторона защиты, как заявлялось при подаче ходатайств, не обладает возможностью стороны обвинения по обеспечению привода свидетелей, в случае их неявки в суд) - Красненков и Липский  знают, о том что Гергиев В.А. обязан вернуть от ежегодного 100 млн. руб. взноса ОАО «Газпрома» 30% туда, куда укажет Красненков А.В., что является само по себе незаконным.

Суд не дал мне реализовать мое конституционное право на защиту и я не смог задать вопрос Красненкову А.В., Липскому И.И.: кому они и их секретари передавали  проекты договоров с указанием реквизитов компаний ООО «ПромТоргСервис», ООО «Мерион-М», ООО «Визит», ООО «Интерком», ООО «Медиа групп», ООО «Профэлит» для выполнения Гергиевым В.А. его же обязательств перед Красненковым А.В., что является незаконным.

В течении 2007-2011 г.г. от компании ОАО «Газпром» организации Гергиева В.А. получили 300 млн. рублей, соответственно 30% составляет сумму в размере 90 млн. руб.

Суд не установил в судебном следствии- не те ли это деньги, которые обвинение мне вменяет как растрату, так как не допросил потерпевшего Гергиева В.А., на которого показывала Ильвес К.Г., и которого сторона защиты так же в каждом заседании просила допросить.

Суду представили показания Хугаева С.М. и Аскарова И.Л., согласно которым они меня не знают и никаких  денежных  средств не передавали. Они же показывают, что получали денежные средства с организаций, которыми именно они управляли. Какую деятельность осуществлять, по каким  направлениям – именно они, Хугаев и Оскаров, определяли самостоятельно. Это именно они определили, что организации ООО «Галакта», ООО «Сатурн», ООО «Капитал Инвест»,  могут заниматься рекламой, организацией концертов или же обналичивать средства  по указанию Гергиева В.А.

Согласно показаниям Гаглоева А.И., именно Гаглоев получал от Хугаева С.М. и Аскарова И.Л. денежные средства, которые, по показаниям Гаглоева, последствии передавались Лакути К.Б., однако в каком размере - Гаглоев не помнит.

Также Гаглоев А.И. показал, что по письменному договору займа он именно с моего расчетного счета, именно по договору со мной  получил на свой личный расчетный счет 60 млн. моих рублей.

Но я ни от Гаглоева А.И.,  ни от Лакути К.Б. ни своих, данных в заем денежных средств, ни каких-либо других денежных средств не получал и ничего присвоить не мог.

У Гаглоева А.И. умысел оговорить меня  очевиден: я потребовал вернуть денежные средства, он через Лакути К.Б. отказался. Оговорить меня по просьбе следствия, лучший выход для Гаглоева А.И., поскольку в этом случае, и займ отдавать не надо, и можно избежать ответственности за незаконное обналичивание денежных средств.

Данное уголовное дело было выделено из другого дела и является продолжением давления на  меня и мою семью в целях  завладения Гергиевым В.А. моим имуществом, а также с целью не возвращать взятые Гергиевым у меня в долг денежные средства. Эти обстоятельства, в части и Гаглоева и Гергиева, подробно изложены в моих заявлениях, направленных по подследственности для возбуждения уголовных дел в отношении и Гаглоева, и Гергиева.

Умысел оговорить меня также имеется и у Лакути К.Б., так как он сам признался, что денежные средства он получал, но нет ни одного финансового доказательства, что он их мне передавал. А это большие денежные средства, к тому же, как заявляет Гаглоев А.И., так же переводился и его займ. Но и Гергиев, и Гаглоев, И Лакути - вменяемые люди, не страдающие заболеванием памяти, которые подписались под договором займа, но якобы  вернули 60 млн. рублей и не взяли документы о возврате. Либо вернули и взяли документ, тогда его надо предъявить - а его в материалах уголовного дела нет. Либо возврат займа - голословное заявление, не подтвержденное доказательствами, что является по закону не допустимым.

Это в полной мере относиться и ко всем предъявленным мне обвинениям в присвоении.

Все что происходило в ЗАО «Московский Пасхальный Фестиваль», АНО «Музыкальный Фестиваль «Звезды Белых Ночей» происходило по прямому указанию Гергиева В.А.. Гергиев В.А. получал финансовые и бухгалтерские отчеты. Именно это показывала Ильвес К.Г., Гергиев В.А. всегда был в курсе того, на какие цели и как расходовались денежные средства. Суд не стал устанавливать наличие мотива у Гергиева В.А. оговорить меня путем его допроса. Суд также не стал устранять имеющиеся противоречия путем допроса Гергиева В.А., что является незаконным.

На протяжении предварительного следствия, на стадии ознакомления с материалами уголовного дела, в ходе предварительного слушания и в ходе судебного следствия в отношении меня постоянно нарушался  уголовный и уголовно-процессуальный закон, что выражалось в следующих нарушениях:

- стороне защиты не предъявлялись Постановления о назначении экспертиз, в связи с чем я ни имел процессуальной возможности поставить пред экспертами свои вопросы, заявить отвод, реализовать иные права, предоставленные мне законом.

- во время выполнения требований ст. 217 УПК РФ, представитель следствия намерено затягивал мое ознакомление до 97  рабочих дней, но знакомили всего 52 рабочих дня, в течении которых я в полном объеме ознакомился только с 52 томами уголовного дела, которые мне приносили. И при этом следствие  ограничило мое время ознакомления с материалами уголовного дела, и я не смог в полном объеме ознакомиться со всеми 65 томами, что нарушило мое конституционное право на защиту.

- в ходе судебного следствия суд был пристрастен и однозначно стоял на стороне обвинения, так как суд не стал выяснять все обстоятельства, произошедших деяний, которые вменялись мне обвинением как преступления, что является незаконным.

- пристрастность суда так же проявилась в том, что сторона защиты была лишена возможности при подготовке к судебным прениям апеллировать к протоколу судебного заседания, хотя мной в соответствии с УПК РФ были в установленные сроки направлены соответствующие заявления в суд.

Я прошу суд принять, что обвинением не представлены доказательства моей вины. Я не виновен. Как мной указано выше, исследуемые материалы уголовного дела и показания указанных свидетелей обвинения не последовательны, противоречивы, являются недостаточными доказательствами, получены с нарушениями уголовно-процессуального закона, что в конечном итоге привело к нарушению моего конституционного права на защиту. Мне даже признаться не в чем, а оговаривать себя я не буду.

Следствие заставило Ильвес К.Г. оговорить меня, так как Ильвес К.Г. стояла перед выбором – сказать правду, что Лакути К.Б., как двоюродный брат Гергиева В.А., минуя меня давал ей указания о переводе денежных средств, которые в конечном итоге передавались ей и тогда она вместо меня становится обвиняемой, но при этом следствие не достигло бы выполнения поставленной Гергиевым В.А. задачи – посадить меня в тюрьму, забрать все денежные средства и имущество принадлежащее моей семье или же Ильвес К.Г. оговаривает меня и идет как свидетель и следствию это выгодно. Именно это и следует из ее показаний. Сначала она говорит правду о действиях Лакути К.Б., а потом она меняет показания. И обвинение считает, что этого достаточно.

Но этого не хватило и Ильвес К.Г. в ходе допроса стала  давать показания, которые четко очерчивают роль Гергиева В.А. как руководителя и как лицо дающее указания. Но суд встал на сторону обвинения и не стал выяснять всех обстоятельств, что является грубейшим нарушением моих конституционных прав на защиту.

Исследуя материалы уголовного дела, допросы Лакути К.Б. и других свидетелей обвинения, становится очевидным, что Лакути К.Б. было выгодно меня оговаривать, так как в этом случае и полученные им деньги возвращать не надо и сам он становится свидетелем, а не обвиняемым.

Долги, которые  возникли по отношению ко мне у Гаглоева А.И., и как показывает Гаглоев А.И. - у Лакути К.Б., а также у Гергиева В.А. являются достаточным мотивом меня оговорить.

Таким образом, в результате исследования всех представленных доказательств, анализа предъявленного мне обвинения, моя вина в совершении инкриминируемых мне деяний не доказана и в этом случае единственно верным будет вынесение в отношении меня оправдательного приговора.

Прошу письменные материалы приобщить.

22.04.2015. Зотов И.В.



Добавить комментарий...