14.12.2015 на апелляционном заседании Мосгорсуда по 2-му делу Игоря Зотова «правоохранители» и «правоприменители» даже не считали нужным придать вид «законности» происходящему в суде:

прокурор Гусева цинично и нагло врала; судьи беззастенчиво стремились побыстрее разделаться с «неудобным заказом» , «коллегиально не препятствуя» наглому вранью прокурора; представитель «потерпевшего» Никитенко демонстративно звонил прямо из зала с громким «докладом» о «выполнении заказа» «очень занятому» Гергиеву.

            Присутствующие в зале суда настолько привыкли к постоянному фарсу, царящему на всех заседаниях по уголовным делам против Игоря Зотова по заказу «великого дирижера», что никого уже не удивило вранье прокурора Гусевой, которая совершенно безответственно и нагло заявила суду, что основной свидетель обвинения Гаглоев в своих показаниях » утверждал, что лично передавал деньги Зотову».

            При этом, судьи «благодарно внимали» бесконтрольно завравшемуся прокурору Гусевой, совершенно не беспокоясь, что это утверждение прокурора прямо противоречит показаниям самого свидетеля Гаглоева, прозвучавшим в суде 11.03.2015 о том, что Гаглоев «был уверен, что  данные операции с «обналичкой» осуществляются с полного согласия и по поручению Гергиева,  и что тот полностью находится в курсе всех операций и лично дал данное поручение.» «Свидетель» оказывал услугу Гергиеву, поскольку знал его как уважаемого человека. И так как не видел в данных «операциях» ничего противозаконного, то согласился помочь.»

            Напомним, что это дело против Игоря Зотова было очень судорожно и хаотично сфальсифицировано для шантажа Игоря Зотова — когда Гергиев и его «решалы» увидели, что I-й Приговор может не устоять, то «запустили механизм» второго дела.

            Денежные средства, которые Гергиев возвращал как «откат Газпрому» и в конвертах выплачивал оркестрантам (не через кассу), были вменены Игорю Зотову как похищенные. Свидетелей, которые бы показали, что получили эти средства от Гергиева (Красненков, Липский, Иванов-директор оркестра) ни следствие, ни суд не искали и отказали в их допросе.

            При этом, Игорь Зотов лишь выполнял указания Гергиева и получал от него официальную заработную плату, высокую и установленную им лично — в деле есть показания Гергиева на этот счет.

            И Гергиев знает, что у него и у его Фонда Зотов ничего не крал. В суде Гергиев это подтвердил. И в суде он видел, что деньги украл юрист его брата Хамикоев. Гергиев подтвердил и есть в деле его письмо, постановление следователя, его слова в I суде, что у Фонда ущерба нет, он погашен — деньги возвращены (в деле на этот счет есть судебная экспертиза).  К тому же, Гергиев знает, что и по двум другим организациям (ЗБН и МПФ) есть решения Арбитражного суда г. Москвы, в которых должником признана компания юриста Хамикоева.

            К тому же — Гергиев сам лично велел супруге Игоря Зотова и супруге своего брата (Лакути) передать ему 4 объекта (помещения более 350 кв.метров и два машиноместа) стоимостью более 245,0 млн. руб. И они это сделали. Но Гергиев, получив эту собственность, обманул: не только не отказался от претензий, но и увеличил их.

            Гергиеву и его «решалам» мало трехкратного возврата «долга» (а юрист Хамикоев именно по договорам займа увел денежные средства к себе на юр. лицо и их присвоил) и на суде уже почему-то только Зотову предъявили иск еще на 152,0 млн.руб. — т.е. четвертый раз. И суд постановил изъять собственность у его супруги, даже признав ее неосведомленной и не привлекая, как участника процесса. Только III инстанция, через 16 месяцев после I-го Приговора — Президиум Мосгорсуда вывел этот гражданский иск в гражданское судопроизводство. Но Гергиев «нажал на нужные кнопки» и кассация ВСРФ беззастенчиво «вернула» эту конфискацию в приговор. При этом, надзор ВСРФ, видно испугавшись, даже не стал рассматривать надзорную жалобу Игоря и его защиты.

            Итак.  Гергиев — заказчик, к тому же человек, который лично Игорю Зотову должен огромные деньги, которые Зотов по его просьбе вносил наличными на счет Гергиева и переводил ему со своего банковского счета на его счета официально, с подтверждающими банковскими квитанциями (в материалах дела  имеются банковские квитанции, приходные ордера, выписки).

            Свидетели обвинения по I делу. Юрист Хамикоев — также лично у Зотова брал денежные средства  и подтверждает это, и более 150,0 млн. руб у супруги Зотова — есть приходные ордера. Кроме этого, Хамикоев присвоил более 2,0 млн. долл., полученных от свидетеля Ткач (есть расписка в деле о получении) для внесения на расчетный счет, но он этого не сделал.

            Свидетели обвинения по II делу.  Гаглоев — показал, что да, он обналичивал денежные средства, но передавал их лично Лакути (брату Гергиева). Все свидетели обвинения, а их более 70, участвующие в обналичке, показали в суде , что Зотова не знают, а деньги отдавали Гаглоеву.

            Свидетель Ильвес показала, что она выплачивала деньги оркестрантам, но получала их не из кассы.

            Все, в чем обвиняют Игоря Зотова и по I-му, и по II-му делу — это результат точного и четкого выполнения указаний Гергиева в сфере предпринимательства для получения дохода его фондом (Фондом Гергиева) и  самим Гергиевым лично. Игорь Зотов лишь точно исполнял личные указания Гергиева.

            Но судьи Мосгорсуда очевидно тоже исполняют личные указания и заказ «знаменитого дирижера» — поэтому предпочли не исследовать материалы дела, а просто переписали приговор судьи Тверского суда Криворучко со всеми грамматическими ошибками и нестыковками.

            Приговор оставлен в силе. Срок «милостливо» и цинично «сокращен» до 9 лет 6 месяцев.

Похожее

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.