МНЕНИЕ ИГОРЯ

Гуманизация уголовного законодательства?

Демократизация российского общества?

Курс на создание рынка?

Частная собственность и ее защита?

Эти четыре вопроса, которые, казалось бы, каким образом могут коснуться индивидуума, когда он работает, создает семью, воспитывает детей, получает информацию и голосует. Я тоже так думал, что все вокруг «белое и пушистое». И двухтысячные и дветысячидесятые несут стабильность и гарантированные свободы и защиту. Но реальность оказалась прозаичнее. Система подавления индивидуума, в угоду другому индивидууму, но обладающему либо властью, либо дружбой с властьпридержащими (как в моем случае) не изменилась, а работает как «часы». Единственное отличие — раньше низшие исполнители действовали с нарочитой грубостью и явным наслаждением, теперь — влияние времени — вежливо, с улыбкой на устах. Но желание видеть унижение и мольбы в глазах и душах, уйти не могут, это в них на века. 

Есть абсолютно законные в рамках гражданского законодательства сделки, относящиеся к предпринимательской деятельности (займы, реструктуризация займов, исковые заявления в арбитражные суды). Есть решения Арбитражного суда, о взыскании с должника выданного ему займа.

Замечу, что я, как директор юридических лиц, не должник. Далее: а заемщик (тот, за которого теперь я почему-то отвечаю), не только не хочет возвращать реструктуризированные займы, но и стремился с помощью друзей-авторитетов увести активы компании. У него ничего не вышло- в результате ряда законных действий сами активы спасены. Но должник решает: а пойду-ка я к Гергиеву (а это мой наниматель и учредитель юридических лиц), он мой земляк, осетин, и поверит мне, а не Зотову. Уж не знаю, что говорили, и чему поверил Гергиев, но он решил забыть все мои ежеквартальные доклады и отчеты и, не смотря на то что, ситуация арбитражная, легальная, в стадии взыскания долгов, решил: мои питерские друзья мне помогут забрать у Зотова то, что ввиду отсутствия нельзя забрать у должника.

Друзья тут же «дают команду» и Управление К ФСБ РФ (генерал Воронин и капитан Заварский) принимают к исполнению. Создается группа более сорока человек, которая начинает сопровождать и запугивать меня, моих близких и родных. И всеми способами выбивать показания. Затем ГСК СК РФ (Щукин, Рахматуллин) заводят уголовное дело (мошенничество) и тоже создают группу (десять человек). И когда, очевидное, становится им понятным, что дела нет, и без самооговора не обойтись, в дело вступает суд (само собой Басманный Районный Суд). И данным делом уже занимается четверо судей и уже три судебных коллегии МосГорСуда. Плюс к этому надзор, прокурор (здесь как минимум пять прокуроров).

Меня незаконно, в разрез УПК РФ, где впрямую сказано — если предпринимательская деятельность — под стражей не содержать, помещают в СИЗО №2 Лефортово, даже не смотря на то, что, видно, не услышав «команду», МосГорСуд отменил одно решение.

Но видно, что-то у Заварского с Лефортово не срослось. И через месяц меня переводят в СИЗО №5. А вот здесь, сразу же, срослось. Помещают в камеру, в так называемый спец блок. Со временем становится ясно, там содержатся те, за кого «просят». И администрация выполняет. В камере изымают телевизор, холодильник, препятствуется пользование коммерческими услугами (спорт зал, магазин, стирка белья). И все это только для того, чтобы я стал себя оговаривать.   В.В. Путин в своих предвыборных выступлениях говорил: все, что в экономике, должно рассматриваться в специально созданных экономических судах, все что под арбитраж — в арбитраже, долой административный ресурс.

Но когда речь идет о таких как Гергиев, то все желания Гергиева закон и даже выше. 

Итак, в отношении меня одного, задействовано как минимум сто человек, и не просто человек, а лучшие силы (управление «К» ФСБ РФ — сорок человек, ГСК СК РФ — более десяти человек, СИЗО № 5 — минимум пятнадцать человек (для моего сопровождения требуется не менее 3 человек), суд и т.д.). И я не говорю о том, что на все выезды в суд — спецконвой, а в зале суда всегда присутствует капитан Заварский. «Глаз» и напоминание суду — кто заказывает музыку и кто дирижирует.  

И все это для того, чтобы угодить Гергиеву, который даже пишет в суд, что он лично возражает, чтобы я вышел на свободу. Удивительное чувство гуманизма. И суд идет на нарушения УПК РФ и громогласно так и заявляет, что выполняя желание Гергиева, необходимо оставить Зотова И.В. под стражей, вплоть до дня рождения Гергиева, своего рода подарок ему к 2 маю 2012г. 

Гергиев знает, и ему неоднократно- и письменно и устно, в том числе его родственниками, подтверждалось, что в результате, реструктуризации и реализации активов, вся сумма займа вернется.   С такими же предложениями к Гергиеву обращались и мои знакомые бизнесмены, которые готовы были под залог активов вернуть денежные средства за заемщика. 

Но Гергиев нас не слышит. Ему понравился сам факт: он взмахнул, как на сцене палочкой и мощные силы заработали и перемалывают Зотова. И коль все так хорошо, Гергиев решает: а заберу-ка я у Зотова все. И мою супругу под давлением вынуждают отписать все имущество, рыночная стоимость которого в разы превосходит то, что должен не Я. Гергиев говорит о коррупции в обществе. А сами его действия, что это как не административная коррупция и рейдерство.  

Главный вопрос. Где искать защиту, если даже адвокатов вынуждали призывать меня оговорить себя, и некоторые отказывались меня защищать из-за давления на них. Супруга вынуждена просить друзей о помощи, все средства арестованы. Спасибо верным друзьям, которые не испугались, и тем, кто дает взаймы.   Статья 14 УПК РФ — презумпция невиновности — сказано: бремя доказывания — на органах следствия. Но голословные заявления, подкрепленные желаниями- и я в СИЗО. А суд впрямую у меня требует сбора справок, документов, подтверждающих мою невиновность, а когда такие документы предоставляются в суд — суд их не принимает.

Результат: предпринимательская деятельность, хроническая язва двенадцатиперстной кишки, ишемия — но есть желание Гергиева — и я в СИЗО, и скорее всего с будущим реальным сроком. При этом откровенно меня пугают, что «ты сядешь, не важно виноват или не виноват, оговоришь себя или нет, но не думай, что выйдеш через десять лет и для тебя все закончится. Ведь есть этап можно и не доехать, есть лагерь — можно и не выжить. Но если ты признаешь вину (оговоришь себя), отдашь всю собственность, и дашь расклад на Гергиева — у тебя есть шанс». Так мне говорил некто «Сергей, доверенное лицо Гергиева, не правоохранительные органы», как он себя представил нам.

Также неоднократно и меня и мою жену заверяли: «Если вы думаете, что будет правосудие, то правосудия не ждите». Что и нашло подтверждение на одном из последних заседаний суда: следователям пришлось признать факт отправки повестки, датированной 02 ноября 2011г, на старый адрес, где давно уже никто не проживает, а с обыском 02 ноября 2011г (в тот же день) почему-то пришли на новый адрес. Таким образом, я ни от какого следствия не скрывался и не мог явиться по повесткам, которых и не было до дня заведения уголовного дела, как утверждалось вначале. Есть официальный документ, подтверждающий факт отсутствия каких-либо писем от следствия в течение месяца до указанной даты. Но все эти доводы не имели никакого значения для суда. 

Мои близкие друзья мне говорили: «никуда не пиши, так как сейчас плохо только тебе, а после этого станет плохо супруге», и точно — ее, как председателя ТСЖ стали вызывать на допросы и искать, а нет ли чего там, в ТСЖ, чтобы и супругу посадить. Не найдут в ТСЖ — будут придумывать дальше. 

Как реально мыслящий человек я понимаю, запуск такой машины — требует результатов, а если его нет тогда, что получается, что столько больших людей зря потревожили.

Так вот, результат будет. Для меня это срок. Для жены — рейдерский захват ее собственности. И для общества: это не гуманизация, это не демократия, это не защита частной собственности. Это коррупция и рейдерство. И самое главное: все это по желанию Гергиева, человека, которого Господь Бог наградил гением музыканта и гуманиста.

Похожее

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.