На оглашении приговора судья Криворучко совместно с прокурором Гусевой «преподнесли подарок» на день рождения Гергиеву В.А. в виде 10 лет лишения свободы для Игоря Зотова (по 1 году за каждый год, отработанный Зотовым на Гергиева, плюс 1 год «бонуса»).

Судорожно пытаясь успеть к дате дня рождения «знаменитого маэстро», прокурор Гусева не подала ни единой реплики в прениях 22.04.15, чтобы пораньше закончить заседание и перейти непосредственно к приговору, а судья Криворучко на вынесение приговора взял только неделю, состоявшую из праздников и нерабочих дней. Закон не имеет никакого отношения к  этому фарсу!

           Представляется странным и диким напрашивающийся вывод, что правосудие в «заказных судах» настолько избирательно, что не только игнорирует законы и нормы права, но и имеет тенденцию чудовищно искажать истину, непостижимым образом «определяя» степень вины подсудимых:

            самое громкое преступление последних лет-убийство 12 человек в станице Кущевская-затмила не менее громкая судебная беспринципность приговоров по этому делу: один из фигурантов, Сергей Цеповяз, не только не получил ни одного дня заключения, а еще и отделался сравнительно небольшим штрафом-150 тысяч рублей;

            отделался штрафом в 350 тыс.руб штрафа сын судьи Сташиной, который занимался вымогательством, являясь действующим сотрудником прокуратуры и УФСБ. (Требовал от руководства одного из предприятий ежемесячно платить ему 150 тыс.руб . При задержании с поличным в августе 2014 года, пытался отстреливаться из травматического оружия);

            получил условный срок по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) экс-директор департамента МЭР Олег Бекасов (Бекасов, занимая должность директора департамента государственной службы и кадров Минэкономразвития, создал непредусмотренный «фонд директора». По его указанию рядовые сотрудники МЭР отдавали в этот фонд значительную часть из выплаченных им ежеквартальных и годовых премиальных — чиновник распоряжался этими средствами по собственному усмотрению); 

             3 года условно за хищение 25 млн рублей при покупке сельской школы назначили бывшему начальнику управления финансов администрации городского округа — города Волжского Андрею Уварову. Он признан виновным в совершении преступления по статье «мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере»;

            за 2 млрд.руб ущерба, нанесенного государству, прокуратура попросила условный срок в 8 лет для Васильевой  (Оборонсервис). Несмотря на огромный ущерб, нанесенный государству (не частному лицу, а именно государству), судья приговаривает Васильеву к 5-ти годам;

            при этом, для Игоря Зотова — ничего ни у кого не укравшего,  а лишь  имеющего бизнес и собственность, на которую «положил глаз» и из-за которой на Игоря «обиделся» «знаменитый и  доверенный» и пожелал все отнять, объявив себя «потерпевшим» — прокурор потребовала 10 лет лишения свободы.

            Судья же своим приговором не только посчитал подобное наказание оправданным, но еще и лицемерно заявил «об общественной опасности» подобного «преступления» и возможности «исправления» Зотова «только в условиях изоляции».

           Следует ли сделать дикий вывод, что укрывательство убийц, воровство у государства в особо крупном размере, а также вымогательство и мошенничество в особо крупном размере с использованием служебного положения — не являются «общественно опасными» деяниями и совершенно не подлежат исправлению  в условиях изоляции? 

            Что же это получается? Чиновник или представитель силовых структур, совершая преступления против государства или даже убийства и укрывательства убийц — не нуждается в исправлении в условиях изоляции. А вот обладатель собственности, которая приглянулась «влиятельному и знаменитому лицу», — нуждается не только в десятилетней изоляции от общества, против которого не совершал ничего, но и вся его собственность подлежит отъему в пользу «заинтересованного» лица.  

            Значит — можно совершать преступления против государства и его законов и отделаться условным сроком, но — нельзя «обижать» отказом или противостоять шантажу влиятельных и «доверенных» лиц, которым хочется получить вашу собственность и бизнес в свое владение, а то можно «сесть» лет на 10?

            Представляется очевидным, что судья Криворучко, приговаривая Игоря Зотова к 10-ти годам лишения свободы, руководствовался именно «интересами потерпевшего», о чем ранее заявил прямо на заседании, и специально цинично проигнорировал выявленные на суде факты:

             никто из допрошенных в ходе суда свидетелей обвинения не показал на Зотова И.В. как на лицо, которому когда-либо передавались какие-либо суммы денежных средств;

            нет и не представлено никаких доказательств, свидетельствующих о том, что именно Зотов И.В. привлек Гаглоева А.И., Аскарова И.Л., Хугаева С.М. и др. к осуществлению преступной деятельности (все эти свидетели говорили только о двоюродном брате Гергиева В.А.  Лакути К.Б. и утверждали, что все делалось для «известного осетинского маэстро»).

            Решение судьи Криворучко представляется явно заказным и незаконным еще и потому, что в ходе судебного разбирательства достоверно установлено:

            денежные средства передавались одному лицу – Лакути К.Б., который являясь двоюродным братом Гергиева В.А., имел неограниченный кредит доверия со стороны Гергиева В.А. и который позиционировал себя как лицо, действующее от имени и в интересах Гергиева В.А. ;

            допрошенная в ходе судебного следствия Ильвес К.Г. показала, что она осуществляла наличные выплаты, полученные не из кассы ЗАО «Московский Пасхальный Фестиваль» оркестрантам и исполнителями по ставкам установленным Гергиевым В.А. Однако почему-то ни следователи, не суд не пожелали устанавливать какими такими «посторонними» наличными деньгами осуществлялись выплаты по распоряжению Гергиева.

            Абсурдная ситуация, что якобы Гергиев «не знал» про обналичку и в ней и не участвовал, но при этом ею распоряжался и устанавливал ставки выплат — «почему-то» не заинтересовала ни суд, ни следствие. А может потому и не заинтересовала, что прямо указывает на «потерпевшего», как на инициатора обналичивания?

            Ведь тогда выстраивается абсолютно логичная цепочка: Гергиев поручает своему брату Лакути обналичить конкретные суммы, необходимые для утвержденных им выплат — для этого Лакути обращается к своим осетинским знакомым с просьбой об обналичке «для известного осетинского маэстро», а осетинские знакомые, в свою очередь, обналичивают нужные суммы и передают их Лакути, твердо уверенные, что  выполняют просьбу «известного осетинского маэстро» переданную им братом Гергиева.

            Может быть эта логика и заставила судью Криворучко  не учитывать никаких фактов, выявленных на суде, и забыть о своих прямых обязанностях правосудия и выявления истинных виновных?

            Как иначе трактовать то, что судья не желает называть и наказывать истинных виновников заказного «фарса», имена которых логично напрашиваются по фактам и выводам судебных допросов и озвученных показаний свидетелей обвинения?

             Никого уже не удивило, что при вынесении приговора судья Криворучко дрожащим голосом просто зачитал прокурорскую «заготовку», запинаясь и ошибаясь в тех же местах, что и прокурор Гусева, читавшаяся этот «обвинительный  опус»  ранее (22.04.2014).

            Становится очевидным, что это «обвинение — приговор» для оглашения в суде заранее заготовлено совсем другим «лицом — заказчиком приговора», так как ни прокурор, ни судья не посмели исправлять очевидные ляпы и несоответствия. Даже такие как: «все свидетели…подтвердили свои показания…», что является абсолютной ложью, противоречит протоколу суда и является незаконным.

            Но на данном заказном суде никто уже не надеялся на правосудие и не говорил о законности, видя всю лживость и фарс происходящего спектакля.

            При вынесении приговора Игорю Зотову не шла речь ни о законе, ни о правосудии, — роль суда примитивно свелась лишь к тому, чтобы удовлетворить и исполнить имперские рейдерские амбиции и желания «влиятельного и именитого» заказчика, «Доверенного лица»!

Похожее

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.